Белоруссия

Материал из Lurkmore

Перейти к: навигация, поиск
Butthurt.pngВнимание! Статья-детектор!
Одним из побочных эффектов от прочтения этой статьи является так называемый butthurt.
Если вы начнёте ощущать боль в нижней части спины, следует немедленно прекратить дальнейшее чтение и смириться с фактом, что вы подумали «можа, яно і так» и продолжаете чтение.
Drama.pngZOMG TEH DRAMA!!!11
Обсуждение этой статьи неиллюзорно доставляет не хуже самой статьи. Рекомендуем ознакомиться и причаститься, а то и поучаствовать, иначе впечатление будет неполным.
Politota.pngОсторожно, политика!
Внимание! Это статья про нечто, имеющее отношение к политике. Она, вне всякого сомнения, заангажирована в чью-то пользу. Nobody cares.
«

Молодость моя — БЕЛОРУССИЯ

»
— Песняры делают больно змагарам
«

— Не называете же вы Санкт-Петербург Ленинградом! — Не называете же вы Финляндию Суоми!

»
Бульбосрач о сабже
«

Хотя мне думается что не ту страну назвали гандурасом (((. По моему мнению - гандурас расположен в центре европы и граничит с польшей, литвой, латвией, гандурасом 2 и гандурасом 3

»
— bash.org.by о географии

Беларусь (офиц. Республика Беларусь, РБ, бел. рас. Рэспубліка Беларусь, рус. Белоруссия[1]; неофиц. Бульбостан, Бульбингем, Бульболенд, Беларашка, фгм. Белая Русь[2][3], Синеокая, Хрустальный сосуд) — торговая марка всемирно известного трактора «БЕЛАРУС_», а также небольшое государство между Польшей и Россией, в котором он производится. Форма правления — абсолютная монархия. Государственная религия — православный атеизм. Знаменита страна, в первую очередь, императором-колхозником. Во вторую — колхозниками рядовыми. Максимально коротко о культуре можно почитать здесь.

Совместный проект госдепа США и парасяці Пятруся по ускорению съёба

Содержание

История

 
b
Magnify-clip.png
Расово ориентированная версия
b
Magnify-clip.png
Змагары искренне считают, что историю в Рашке преподают именно так
b
Magnify-clip.png
А вот так историю представляют сами змагары.
b
Magnify-clip.png
Ну а так средний российский обыватель думает об этой (не этой) стране
Основная статья: Белоруссия/История

Особо упертые беларускiя нацыяналiсты считают, что живут в центре Европы. Остальным туземцам похуй, некоторые отшучиваются, говоря, что страна находится в эпицентре Европы[4]. В любом случае, самим европейцам на сей замечательный факт глубоко толерантно, и согласятся они скорее со вторым. А вообще, жопа ведь в середине тела, да и Гондурас в центре (континента) Америки, но лучше от этого не становится.

Однако, в каждой шутке есть доля шутки — история гэтай краіны ў цэнтры Еўропы весьма туманна и противоречива, изобилует гуро и является отдельной темой для многочисленных бульбосрачей, причина которых — банальная туповатость элехтората и завышенное ЧСВ отдельных особей, которым так сложно признать, что страна, в которой они живут, возникла почти случайно и является результатом былинных отказов других некогда великих и пафосных государств. Также весьма символизирует то, что белорусы чем-то похожи на всех своих соседей сразу.

Язык

Как ни странно, но в этой небольшой стране есть собственный язык. На самом деле, вполне себе НЯ, но популярностью пользуется лишь в узких оппозиционных кругах, ибо там «размаўляць па-беларуску вельмі кашэрна». Информация о том, что белорусы говорят на беларуском, — миф, возникший из неокрепших мозгов школоты под воздействием немалого количества пива и более крепких веществ. ВСЕ белорусы умеют говорить по-русски (не всегда правильно), но довольно большая масса (в основном за пределами областных центров) предпочитает в быту балакать на трасянке. Таким образом, в Белоруссии аж целых три языка:

Русский язык

b
Русские о белорусах.
b
Белорусы о русских.

Де-факто и де-юре самый распространённый в Беларуси. Однако на правильном русском говорят жители городов и крупных населенных пунктов, хотя и там часто слышно белорусское произношение. Оставшиеся трындят на трасянке и не грустяць. Дремучие колхозники, заслышав «язых», как правило, охуевают лицом и выпученными глазами таращатся на обладателя непривычной для них речи, но всё понимают. Стоит отметить, что при полностью правильной русской речи безо всякого акцента иногда таки может промелькнуть словцо на белорусском. Примеры: не, пойти/выйти на коридор, дитёнок, трохи, гультай, хай, нешта (алсо, neshta — вирус из РБ), а также шильда и шуфляд(к)а. Кроме этого, многие бульбаши произносят связки «те», «де», «не» как «тэ», «дэ» и «нэ» в словах латинского происхождения («тЭрмин», «дЭзинформация», «энЭргия»), в то время как официальная™ литературная™ норма русского языка™ предписывает мягкое произношение. В связи с этим многие школьники знатно прокололись (и прокалываются до сих пор) на ЦТ по русскому языку с заданием на произношение подобных слов, даю гарантию! У некоторых жителей западных областей Беларуси, а также особо националистичных жителей Минска вообще иногда случается «приступ амнезии», когда они просто-напросто на мгновение забывают русскоязычный вариант слова и, не найдясь, используют белорусскоязычный. Чаще всего это затрагивает название месяцев, а также некоторые отдельные прилагательные (например, «брыдка», «моцна» и т. д.). Алсо, слово «москаль» у белорусов (но не змагаров) используется чаще всего не по назначению — обидного смысла несет не больше, чем слово «бульбаш» в устах россиянина.

Беларуская мова

Является продолжателем нормированного произношения г. Минска в начале XX века. Сам по себе является одной из основополагающих частей бульбосрача. У соседей к нему весьма противоречивое отношение — среди русских, например, встречаются долбославы, считающие белорусский «тем самым почти нетронутым праславянским языком», но есть и хейтеры, которые с упоением будут доказывать, что это «коверканный русский». У хохлов почти то же самое: есть как -филы («білоруська - мова братiв, дуже на нашу схожа і взагалі ня»), так и -фобы («фу, перекручувана українська»). Отличается от «грубай мовы цёмнага рускага быдла», подробности ниже.

А мужики-то не знают…

Во-первых, имеет дохуя заимствований из слов более западных языков: в первую очередь польского, во вторую очередь — из немецкого, в третью очередь — из латыни и французского. Много немецких слов белорусы позаимствовали из идиша. Например, вывеска — шыльда (расово немецкое Schild, слово укоренилось даже в местном русском языке — не в трасянке), а крыша — дах (опять же германское Dach), столовый лук — цыбуля (нем. Zwiebeln). Ну, и ещё бумага называется папе́ра, а честь и гордость — го́нар. Алсо, как и в русском, где таких слов ыщщо больше. Для русского может быть совершенно понятна связь слов в предложении, падежи и словообразование, потому что падежи, суффиксы и окончания почти те же, но всё равно не будет понятен смысл — он не знает лексики.

Вторая особенность языка в том, что в нём волей истории и случая остались те славянские слова, которые были заменены на иностранные в русском. И правда, с чего бы догадаться, что аловак — карандаш, садавiна — фрукты, свіран — амбар, а гаспадар — хозяин?

Третья особенность в том, что отличаются слова общеславянского происхождения, например, выраб — изделие, вынiк — итог, выбух — взрыв, столь — потолок и т. д. Их тоже немало, и они очень часто совпадают с укрскими. Наброс «белорусский — диалект украинского» непробиваем, я гарантирую это! Не менее непробиваем, впрочем, и обратный наброс с ехидным напоминанием о том, что ядром ВКЛ (и, как следствие, западнорусского языка — прародителя беларускай і украінскай моў) была именно Беларусь, а Украина была колонизирована князем Ольгердом намного позднее — значит, можно допускать вероятность того, что хохлы просто выучили язык новых ліцьвінскіх хозяев, впоследствии переиначив его местными особенностями. От такого удара под дых свидомит, считающий белорусов "братушками", начинает генерировать куда более ядерные лулзы, чем змагар в аналогичной ситуации.

Короче говоря, кроме местных фонетических особенностей, навроде аканий, дзеканий и цеканий, русский отличается от белорусского составом словарного запаса, что уже само по себе есть почва для качественного троллинга «язык или диалект» (синтаксис-то одинаковый!). Достаточно набросить что-нибудь из европейской реальности: так же и ещё более отличаются диалекты севера и юга Италии (и Германии). Главная причина этих различий в том, что на протяжении нескольких веков разными были языки правящей верхушки: для русского это французский и немецкий, для белорусского — польский.

— Люда, ты за каго?
 — Па умалчанию.

Это язык немногочисленных националистов и иногда политической оппозиции вообще, язык белорусскоязычных колхозников, что встречается действительно редко, ибо sermo vulgaris Беларуси — трасянка. Некорректно приравнивать всех белорусскоязычных к оппозиционерам уже потому, что в Минске их стабильно 2%, а поддерживающих оппозицию стабильно 20%, которые в основе своей мелкие предприниматели, хорошо оплачиваемые wannabe «еўрапейцы» и примыкающие к ним хомячки (говоря проще — «средний класс»), вспоминающие о мове ровно тогда, когда нужно что-то предъявить рЭжыму. Например, сказать, что кровавый рЭжым слишком кроваворэжымный, ўсiх зрусiфикаваў, а гэта лингвацыд!

Услышать белорусский на улицах городов большая удача (стабильные 2% в Минске, например), да и у действующей власти этот язык едва ли не приравнивает носителя к политическому противнику. Впрочем, большинство белорусов и не горит особым желанием на нём говорить, а некоторые даже не могут отличить русский от белорусского. Используют мову тыя, каму расейская некашэрна, или чтоб, сделав важный вид, повыйобывацца своей «высокой национальной сознательностью», подняв себя этим в глазах удивлённого неожиданным поворотом разговора собеседника. Хотя, надо отметить, появились и такие беларускамоўныя, кто кладет хуй и на власть и на оппов, поскольку не в силах больше выносить долбоебизм обоех сторон, и хочет чего-то более рационального в стране. Но таких днём с огнём надо искать. Ну, и на местных телеканалах, шобы норот (нидайбох!) не забыл свою хозяйскую национальную принадлежность. А также сам Жэстачайшы на День Независимости в 2014 году ВНЕЗАПНО зачитал речь на мове, после известно каких событий на юго-востоке Украины. Изредка встречаются умопомрачённые существа в возрасте за 40, утверждающие, что по-русски говорят только приезжие из России. В этом случае следует надеть скафандр и сделать репу кирпичом.

По странному совпадению к мове часто испытывают очень тёплые чувства гиковатые студентики за двадцать, а потому к многим программам несложно при желании найти «моўны» пакет; их же старания неслабо повлияли на становление словаря IT-терминов мелкомягких, который располагает обширной белорусской базой. Есть даже белорусские сабы к аниме! И озвучка кино (недавно эта группа, кстати, озвучила свинку Пеппу — лютый ШИН, анон, обязательно посмотри). А еще силами энтузиастов было сделано то, чего не сделали здраднікі з Wargaming.netбелорусский перевод и белорусская озвучка WoT. Есть и минусы: эти гиковатые студентики в силу хикковатости и обострённого ЧСВ часто почитают себя последними белорусскоязычными людьми в мире, а потому очень часто позволяют себе всяческие неологизмы и прочие лингвоизыскания, вследствие чего літаратурнай мовай их мову можно называть с большой натяжкой. Но иногда из казалось-бы-фейла получается вин — неологизм получается очень трапным, начинает использоваться остальными носителями и становится полноценным словом.

Belmova.jpg

Белмова — полезный скилл! Несмотря на то, что на улице его используют меньше 10% населения, знание белмовы реально увеличивает синонимический ряд и позволяет вообще без напрягов овладеть укрским наречием и, при наличии желания и небольшой усидчивости, польским (болгарским/сербохорватским/чешским/словацким) езыком! У выніку, из-за этноцидной билингвистической политики Луки граждане этой страны способны понимать как рагулей, так москалей, в то время рагули и москали понимать друг друга расово неспособны. Не забивай на уроки белмовы, %username%!; она тебе пригодится, ещё как! К слову, Google переводит на белорусский и обратно корректно. Котирует даже расово верное наречие и умеет писать латинскими буквами. Нелишним будет напомнить, что в белорусском некоторые существительные имеют другой род, гугл при переводе в этот момент конкретно лажает.

По ряду причин, по-видимому, к сожалению, обречена на удоботерпимое вымирание, что отнюдь не гарантирует, что её переживут более наглые соседи. С одной стороны, мову используют змагары, конкретно приседающие на уши всем остальным гражданам за мову, годнасць, Вялiкае Княства Лiтоўскае и прочие неосязаемые вещи. В итоге к мове складывается такое же отвращение, какое к вегетарианству способны вызывать не в меру ретивые веганы. С другой стороны, Бацька предпочитает перекрывать своим противникам кислород всеми возможными способами, поэтому иногда этим способом становится закрытие единственного белорусскоязычного лицея, естественно, полного змагарами чуть менее, чем полностью. Народ же в тёрках о мове не участвует, поэтому она мелькает только в политических контекстах[1].

Да, кстати, во многих СМИ по непонятным причинам форсится жуткая неприязнь всех белорусов к белорусскоязычным согражданам. Не ведись на провокации, анон! Соцопросы говорят об обратном. Совсем об обратном. Так что если хочется и можется — размаўляй на здароўе. Только не всякими змагарскими частушками, а то предыдущий абзац будет более чем справедлив.

b
Пример внутрибелорусского языкового срача. Змагар и феерическая расстановка точек от Бацьки.
b
И немного лулзов

Мовасрач — вероятно, самый глупый бульбосрач из всех возможных. Ситуация по стране такая: 8% говорят на беларуском на улице, примерно вчетверо больше говорят на нём дома (или считают свой язык белорусским).

  • Аргументация националистов: 1) мы/вы живём в Беларуси и поэтому мы/вы обязаны говорить на белорусском. Аргумент одинаков что для Ирландии, что для Окситании, что для Беларуси; 2.1) Упоротые змагары предлагают отменить русский язык вообще, лишить статуса второго государственного; 2.2) Более вменяемые предлагают создать мове тепличные условия (то есть нерадикально дискриминировать русский).
  • Аргументация против националистов: 1) русский язык — крайне полезный скилл. Молодые узбеки, рагули и эстонцы его просрали и никаких осязаемых профитов с этого не получили. Мягкая или жёсткая дискриминация русского и принуждение к белорусскому под каким угодно бесконечно благородным предлогом только оттолкнёт умных людей от такой практики и, следовательно, от самой мовы так же, как стараниями РПЦ православие в Рашке стало плотно ассоциироваться с православием головного мозга. Короче, чем сильнее будет дискриминация, тем сильнее будет отторжение и отвращение, насильно мил не будешь. Поэтому самые большие враги белорусской мовы — это сами фанатики-борцуны за мову. Лучший для носителей мовы выход — дать возможность каждому белорусу учить два языка на равной основе, без каких-либо привилегий. Через зомбоящик оба языка впихивать в мозг В РАВНЫХ пропорциях. Большого протеста не будет, против прогноза погоды на мове и вообще почти полной белорусскоязычности государственного радио протеста как-то нет, а между тем для колхозного и пролетарского населения этот источник информации ежедневен и круглосуточен. А в рекламе белорусский язык уже давно используется для гешефта.

Вывод: спасти мову сложно, но можно. Для этого надо отдельным деятелям заткнуть в жопу свою зоологическую русофобию и ослабить ЧСВ, а для народа ненавязчиво, постепенно увеличить количество мовы в телевизере, школе и тэ дэ до достаточной для сохранения и достойной жизни пропорции относительно русского. В этом случае будет постепенное, от поколения к поколению, увеличение количества носителей мовы и, самое главное, гарантированное неснижение этого количества. Алсо, если ты, белорусский анонимус, будешь иногда отрывать жопу от компа и делать руками и головой что-то стоящее без фанатизма, но добросовестно, учиться и вкалывать, то шансы на жизнь увеличатся у твоей страны, и у тебя, а значит, в конечном счёте, и у мовы.

Трасянка

Найдите одно отличие. Не фейк. (спойлер: На самом деле такой купюрный парадокс возник из-за реформы орфографии 2008 года, когда у мовазнаўцаў что-то зачесалось, и они решили посильнее передавать "яканне". До нее было правильно писать и говорить "пяцьдзесят", "дзесяты", ну а после нее — "пяцьдзясят" и "дзясяты".)
 
b
Magnify-clip.png
Трасянка у жывую бясплатно бяз смс
b
Magnify-clip.png
Народнае творчэства, сматрэць абязацельна
b
Magnify-clip.png
Годный пример исполнения трасянки ртом ради стёба. Исполняет в т. ч. Михалок
b
Magnify-clip.png
Те же пеўцы, но уже на белорусской мове. Feel the адинхуй всё таки difference.
b
Magnify-clip.png
Сферычэская насіцельніца трасянкі ў вакууме целявізарэ

Локальный мЭм автором и популяризатором которого является некий Зенон Позняк. Представляет собой мешанный язык не подчиняющийся правилам ни русского ни белорусского. Основной язык элехтората и калдырей, обычно представляющий разговорную русскую речь, сильно искаженную белорусским акцентом. В зависимости от местности имеет 9000 вариаций. Не имеет определенных правил и культуры произношения, носители трасянки объясняют "як хачУ так и гавару" заставляя grammar-nazi срать кирпичами. Изначально в среде цивильных горожан воспринимался как язык темных малообразованных “простых” людей, как правило заезжих с деревень. Если раньше в советские годы в Минске заезжие колхозники засмеивались горожанами, вынуждены были учиться говорить правильно по-городскому (по-русски, реже на литературной мове), то за последние 20 лет бацькиной политики, на ней чЫрЫкаюць, особо того не стесняясь, как низы, так и илита от кухарок и уборщиц до чЫновникАу и министров. Языковая русификация начиналась в речи тех белорусов, кто был ближе к власти: чиновников из “местных”, учителей, поместных дворян, мещан. Слово само по себе изначально значило "недоброкачественную и дешёвую смесь разных сортов соломы", а потом перешло на обозначение этого языкового явления. По сути — исторический езыг народа, посему, в политических целях, также язык бацьки и его приближённых. Есть так же мнение, что заезжие в город колхозники так хотели научиться говорить па-гарадскому, прэстижна, при этом так и не избавились от корявого беларуского акцента с его дзЕканиями, чЭканиями, твердым РЭ, фрикативным Г и прочими прелестями, так и получилась трасянка. Имеет тысячи вариаций, но чаще всего преподносится как белорусское произношение русских слов, т.е. произношение с фонетическими особенностя­ми белорусского языка, как, например, фрикативное [г], затверделые [ч] и [р], а также отсутствие буквы и звука [щ], замененных диграфом [шч], ну и так далее. Например, женщина по-белорусски будет «жанчына», а на трасянке — «жэншчына». Для примера:

«

Наш бацька — самы харошы прэзідзент на зямле. Ён очань смелы i вумны. Ён наша ўсё. Ён спарцмен i аграрый. Благадара яму мы харашо жывём. Ягоныя вусы — эта проста пасьледні піск моды. Ён не прапусціць Яўропы i iхняй гамазьнi.

»
— Трасянка
«

Наш бацька - самы добры прэзiдэнт на зямлi. Ён вельмi смелы i разумны. Ён наша ўсё. Ён спартоўца i аграрый. Дзякуючы яму мы добра жывем. Яго вусы — гэта проста апошні пiск моды. Ён не прапусціць Еўропы i iхняй гамазнi.

»
— Белмова

Если вы когда-то слышали, что в Бабруйске говорят на олбанском, то можете догадаться, что на самом деле речь шла о трасянке.

Алсо, трасянку часто используют здесь местные русско- и белорусскоязычные петрАсяны, чтобы произношением передать дополнительный смысл:

  1. Провинциальная бесхитростность. Пример: Пришла пора платить по кредиту и он запаниковал: «Як жэшь такое наибалава вышла!!»
  2. Ненужная прямота. Пример: Он подошёл ко мне: «А чо ты таки патлаты, а?? Пастрыхись тагда.»
  3. Бацькоподобность. Пример: Зарплату снизили на двести штук, а директор само собой оказался самы чэсны!
 
b
Magnify-clip.png
Пять минут надрывного сабжа от члена ультра-правой организации. Как ты не змагайся з маскалями, але ўсе роўна трасянка получается:
b
Magnify-clip.png
Русскоязычное "чи" не помеха умерщвлению москалей
b
Magnify-clip.png
«Пусць мы мовiм вашаю мавОю…»

Основные поставщики трасянки в медийном пространстве внезапно змагары, причем чем более упорот змагар, тем меньше он занят мовой. Трасянка змагарская получается, когда говорить на белорусском языке очень хочется, но не настолько, чтобы его выучить. 95% змагаров в остальное от политической деятельности время говорят на русском, а вопросом вывучэння мовы не сильно и озабочены. Для змагарской трасянки характерны:

  1. Русское произношение белорусских слов. Например, по-русски «зная», по-белорусски «ведаючы», по сабжу «ведаючи». Также нередко встречается произношение ВСЕХ белорусских слов через русское твёрдое Г (хотя стоит отметить, что такие слова в белорусском всё же есть, и их немало, но про них почти никто не помнит — благодаря распиздяйству Міністэрства адукацыі). У тех, кто не проёбывал уроки белорусской мовы и заслышал сие, возникает рвотный рефлекс, на публике подавляемый лишь белорусской толерантностью и переходящий во внутриутробный смех. Не умеешь — не берись, берёшься — УЧИ ЯЗЫК, СУКА!
  2. Встречается вставление польских словечек типа велькі (wielki) и ніц (nic) где ни попадя. В запущенных случаях — намеренное использование польских и иногда украинских слов с целью «абы на расейскую не было пахожа» — в жертвах числятся «тло», «крывулькі», «месца» и многие другие. Отдельно стоит отметить намеченную на тарашкевикипэдыи тенденцию заменять слово «год» словом «рок». Нуфф сказал. Пойманный на подобных лингвоманеврах змагар обычно начинает оправдываться, что «так гаварыла ягоная беларускамоўная бабушка», но чаще всего это пиздёж и неумелая попытка скрыть лингвофренические изыскания — а даже если и не пиздёж, то не стоит забывать, что «а вось в маих Цёмных Лядах так разгаварываюць» нельзя считать за аргумент, т.к. народный языклитературный язык. К тарашкевице, естественно, это не имеет никакого отношения, ибо исключительно понты и илитизм небыдлячих змагаров. На самом деле звучит и выглядит противно. Хотя подобное и бывало в классической литературе (у Богушевича, например), но не говорят и не пишут же русские «до́мы», «хочем» и «цалую», ссылаясь на ихнее всё.
  3. Семантические и лексические ошибки (неправильное использование белорусских слов). Так, услышал змагар однажды, что «волкі» означает «сырой», и начал ебашить словосочетания типа «волкая рыба», «волкае мяса», а то и вовсе «волкае надвор’е», при этом забыв немножко прогуглить матчасть и обнаружить, что «волкі» — это один из элементов обширного синонимичного ряда, который, однако, в переводе с белорусского означает «покрытый влагой» (почти то же самое, что и «вільготны»), и использовать это слово, описывая состояние неготовности еды или погоду, как минимум некорректно. Более часто встречающийся пример — использование слова «крочыць». Начитавшись интернетов и старших товарищей, змагар «крочыць дадому», «крочыць цераз парог» и вообще много ещё где «крочыць», потому что ему лень открыть ТСБМ и с удивлением обнаружить, что «крочыць» — это не просто «шагать», а «шагать строевым шагом»! Про это пишет, например, Анатоль Клышка. И таких примеров превеликое множество. Опять же, часто эта ошибка возникает из-за желания змагароў «абы не па-расейску гаварыць»: некоторые из них упрямо называют панельные дома (которые по-белорусски и так «дом, дамы́») «хатамі», забывая при этом истинное значение слова: «хата» — не просто метафизическое понятие строения, в котором проживает человекоединица, а именно деревенский дом низкой этажности, чаще всего деревянный и с соломенной крышей (почти что русская «изба», алсо сравните с англ. «hut»). Именно поэтому, а не из-за происков москалей, белорусские школьники пишут в тетрадках «дамашняя работа», а не «хатняя праца» — «праца» в свою очередь означает именно физический прикладной труд, «работа» (произошедшая от вполне-таки белорусского «рабіць») — это все остальное, в том числе и калякание асадкай примеров по матеше. Чытай слоўнікі і не будзь небаракай, ананімус!
  4. Белорусское произношение русских слов. nuff said, трасянка обыкновенная.
  5. Белорусское произношение украинских слов. Да, мой друг, и такое бывает. Грешок в основном числится за братским украинским народом, но иногда таким грешат и змагары. Например, использование прилагательного «останній» при живом «апошні» или, что встречается чаще, «ні» вместо «не» в значении русского «нет». Вообще, в связи с тесным взаимодействием свидомых и свядомых частей населения, а также неприличной близости моў заимствования белорусским из украинского характерны даже для классической литературы: так, например, Владимир Короткевич называл ножны «піхвамі». Коллеги его немного пожурили, но в итоге в ТСБМ это значение таки затесалось — правда, для более белорусского варианта произношения, «похва» (обратите внимание на основное значение слова, лол). Украинские же заимствования из белорусского встречаются куда реже: в силу того, что на украинском разговаривает по разным оценкам от 35 до 40 миллионов человек в одной только Украине, а на белмове по самым оптимистичным — не более семи-восьми миллионов во всём мире. Поэтому украм обычно не так часто везёт услышать литературный белорусский (и, соответственно, что-то из него почерпнуть), в отличие от восторженных майданами и нацвозрождением змагарят.

В самом переходе на мову нет ничего крамольного — ну хочешь и пожалуйста, остальным-то что? Но вот когда тебя учит любить Родину и мову тот, кто на ней сам хуёво разгаварывает, возникает стойкое ощущение, что тебя обманывают. Не меньше доставляет и частичный или полный переход на мову акупантаў по мере употребления спиртных напитков.

Как бороться? Бить по ебалу, ебать гусей Учить какой-нибудь другой язык параллельно: польский или украинский — и переводить все смыслы в голове на три языка, так прикольнее.

Мораль сей басни такова — выучить язык ещё не значит на нём думать. Каждый, кто разговаривал с урождённым носителем мовы, замечал это отличие — их мова значительно легковеснее и проще. Змагары же часто переводят русские слова и сочетания на белорусский, потому как связь языка и мышления закладывается с с 2 до 4 лет, а дальше хоть ты всех москалей изгони, но на белорусском думать не начнешь, и чем дальше, тем думать по-иному становится труднее. Да и могут ли в эпоху глобальных интернетов быть чисто национальные словосочетания и обороты речи?

Историческая расстановка точек

Змагары любят поностальгировать по былым временам, которых они не видели, и почему-то всегда игнорируют тот очевидный факт, что би- и более лингвизм — это исторически совершенно НОРМАЛЬНОЕ состояние для Белараши и любого её региона в частности. Даже их любимые великие князья до полонизации говорили на двух языках, и западно-русский был вторым. Такая постановка вопроса змагарам далеко не по нраву и вполне может вызвать анальные боли у некоторых достаточно упоротых из них.

Во-первых, не надо забывать евреев, составлявших довольно большую часть обыкновенного беларуского города. Обыкновенный беларуский город до войны — это наполовину еврейский город.

Во-вторых, беларуский язык как таковой формируется только к концу XIX века. До того было множество лишь генетически связанных диалектов, которое ну никак не тянет на «язык». Да, был язык великокняжеской канцелярии (тот самый, на котором статуты писали), но и это был не язык народа, а всего лишь язык великокняжеской канцелярии и небольшого числа образованных людей. Для 95% народа он не был родным. Желающие могут попробовать силы в его прочтении тут. После него языком феодалов и к ним приближенных был польский, который обыкновенные бульбингемцы немного учили, заимствуя лексику, потом русский. Опять же, священным языком православных был церковнославянский, католиков — латинский и польский, но никогда не было одного-единственного.

В-третьих, Беларуский язык, как и все остальные, формировался вместе с ростом новыхъ капиталистическихъ производствъ, фабрик и заводов, вместе с ростом городов и расширением торговых и культурных связей между ними. Грамматика Тарашкевича лишь фиксировала то, что уже реально сложилось. А реально была очень противоречивая ситуация: столица Минск был главным образом железнодорожным узлом (как и другие города типа Могилёва, Бреста или Орши), а сама страна была чуть менее, чем на 100% крестьянской, то есть необходимые культурные связи между противоположными частями страны просто-напросто не существовали, а у населения в подавляющем большинстве не существовало даже намёка на самосознание себя единой нацией — неслучайно слово тутэйшыя воспето ў роднай лiтаратуры. И вот в таком явно преждевременном/недоразвитом положении наш белорусский язык был признан государственным, на котором тогда говорили далеко-далеко не все будущие белорусы. Если учесть, что деятели БНР, сначала гордо разругавшиеся со вчерашними союзниками по вопросу Брестского мира, а после того не сумевшие подкрепить свои политические амбиции хоть какой-то силой, жидко обосрались, можно с полным правом сказать, что белорусский язык — это исторический еле откачанный младенец, извлечённый способом кесарева сечения руками солдат и комиссаров Красной Армии — иных политических защитников у него просто не было, ибо кайзерам и пшекам на него было категорически наплевать.

В Беларашке мова не то что до соседних языков не добралась, мова даже не успела вобрать местные говоры к моменту, как уже была объявлена государственным языком. Отсюда же всякие написанные не на мове и не языком воззвания от каких-нибудь эсеров или большевиков, которые можно невозбранно увидеть в краеведческом музее твоего города, анонимус. Писали они, как нетрудно догадаться, на том языке, на каком сами разговаривали разгаварывалі. Для носителей витебской и могилёвской трасянки что русский, что каноничный белорусский были одинаково чужими, и поэтому — одинаково (не)родными. Другой пример — Полесье. Полесский диалект вполне можно выделить в отдельный язык на тех же основаниях, на которых в язык выделили диалект минский. (IRL пытались же! Газету издавали, стихи писали, даже концерты попсовые на т. н. «ятвяжской володе» устраивали, но fail). На крэсах ситуация имела свою специфику: в Белостоке и Гродно многие на польском или полупольской мешанке говорили. Далеко не случайно, что до 1936 года БССР имела 4 государственных языка: белорусский, русский, идиш (таки да! чуть ли не единственный пrимеr rодной мовы большей части евrоПЕЙСких евrеев как госудаrственной) и польский — и уж точно не выдумка большевиков, которые хотели спалить белорусскую мову в топке революции. И никому, кроме самых упоротых эмигрантов или эффективных менеджеров-бюрократов это не казалось странным, что бы там змагары сегодня ни говорили.

Национальный состав сегодняшней Беларуси это:

  • латентные ватники, думающие и говорящие на русском, и полностью принадлежащие к русскоязычной культуре.
  • думающие на русском, говорящие на белорусском. Тутэйшы вариант свидомитов, по капле выдавливающих из себя москаля. Из-за постоянного самоистязания ненавидят москалей и свой несьвядомый москалеподобный сброд.
  • думающие на белорусском, говорящие на обоих языках. По сути это аналог западенцев-галичан, которые живут отдельно от русских, считают себя отдельной нацией, не имеют комплекса неполноценности по этому поводу и не видят причин это с пеной у рта доказывать.

Короче говоря, ситуация аналогична украинской, но с той разницей, что все эти категории проживают на одной территории с единым рынком и единой общей культурой. В отличии от Украины, России или Эстонии белорусы сумели создать нацию, к которой себя относят все жители страны. Заявления типа «я поляк» или «я русский» здесь вызывают только улыбку, а сами поляки и русские (примено 6,6% и 8,2% соответственно) такого чаще всего не заявляют. А зачем? Другими словами белорусская толерантность их таки да ассимилирует и превращает в белорусов де факто.

b
Модно, годно, по-европейски!

Перспективы возрождения мовы неясные, но по крайней мере белорус — это не диагноз, а беларуская мова — не синоним культурного гетто, в котором все русское (читай: высокая культура прошлых поколений) порицается и забывается — а значит не все потеряно. Проблема мовы только в том, что она не нужна для развития наличной культуры в Беларуси, не нужна для существующего образа жизни. Будет нужна — возродится. А национальная культура стоит на месте не из-за мёртвого совка и не из-за живой связи с Россией, а потому, что культ потреблядства в принципе не предполагает никакой культуры, тем более национальной, тем более в колониях в третьем мире (несогласные могут сравнить рандомные трейлеры китайского, российского и американского кинца на одну тему). То есть проблема в тебе, суайчыннiк. Змагарская же мечта аб еўраспажывецтве па-беларуску это вандализм по сути и неолиберализм по методам. Ничего принципиально нового они не предлагают, но всегда готовы под кого-нибудь лечь и сьвядомо гнобить несьвядомых.

Если мы потеряем русский язык, мы лишимся ума. Если мы разучимся разговаривать на белорусском языке, мы перестанем быть нацией.

Читай: мы лишимся души

Гарады i вёскi

b
Краткий гид по стране

Распространены артефакты советской эпохи: музеи, театры, ДК, универы и т. д. — ну, а точнее, почти всё, потому как в войну страну два раза усердно ровняли с землей. Помимо того, по этнокультурному разнообразию можно поделить на «Кресы всходние», «Западный край», «Полесье» и Минск.

Кресы всходние располагаются на северо-западе страны. Областные города: Гродно и окрестные поселения, треть Витебской области + часть Минской. Если посмотреть на карту исторических достопримечательностей, то 80 процентов находятся именно здесь, что кагбэ намекает на то, что коммуняки и западные воители не успели здесь как следует позажигать. Кресы привлекают любителей истории, змагаров, небыдло и просто тех, кто хочет быть позападнее. Здесь есть и Несвижский, Мирский, Лидский замки, собственно Новогрудок, первая столица этого вашего ВКЛ. Помимо белорусов, в кресах живут: собственно, поляки, давшие кресам название, есть прибалты, татары, понаехавшие под город Лида ещё во времена ВКЛ. Разговаривают обитатели кресов на дикой смеси белорусского и польского языков с примесью деревенских местных диалектов (инагда и на абычнай трасянцы). Страдают чуть менее чем все (особенно старшее поколение) католицизмом головного мозга в околотерминальной стадии, что собственно и заставляет смотреть их восточнобелорусских собратьев на это грустно с недоумением. В Лиде, кстати, варят годное пиво и квас (оба напитка — № 1 в Беларуси). В Кресах красивая природа и самые красивые дзяўчыны у Беларусі. Так что, бородатый маскаль, если захотел красивых дивчин — айда на Кресы! Правда, местные понаехавших не особо любят. Альзо, доставляет факт того, что пшекосрач тут более реален, нежели бульбосрач. Печальная правда в том, что много достопримечательностей нужно давно реставрировать, очень много.

Западный край особо ничем не примечателен. Разве что больши́м количеством быдларей на квадратный метр. Территориально — восток. Города Витебск, Могилёв и таки Бобруйск. Западный край — самое обычное Замкадье. Алсо, отсюда происходит название «Белая Русь», давшая имя республике. Кроме белорусов, здесь много русских. Больше всего их, наверное, в Витебске, довольно ништячном городе, который, как и Питер, стоит на реке, так что местное быдло после попоек не заблёвывает улицы и города, а может блевать прямо в реку. Аналогично в Могилёве — на день города (3 июля) вы можете лицезреть школьниц, спящих на облеванных скамейках. Могилёв (также стоящий на реке, под названием Днепр, ширина которого веселит хохлов и может даже подвести под хохлосрач), по слухам, — центр белорусской преступности и заодно частная собственность семьи Лукашенко. До войны и после войны в Могилев предлагали перенести столицу РБ: до войны Минск был слишком близко к границе, после войны — в нем было слишком много щебня и слишком мало зданий. А Бобруйск… вообще ничем не примечательный город, ну разве что тем, что на центральной площади только в лютый мороз по вечерам нет битья ёбл.

Стоит отдельно отметить, что если сравнивать с Хохляндией, то жители Западной и Восточной Беларуси не имеют существенных различий в политических убеждениях. Так что находясь в каком-нибудь Гродно (белорусский аналог Львова) вероятность встретить марш нациков или услышать "москаля на ножи" не больше, чем увидеть негра где-нибудь на Северном полюсе. Определенные различия в ментальности есть (скорее конфессиональные), но если сравнивать с ментальным различием Галичины и Юго-востока Украины, то здесь белорусам до как до луны пешком. Условная ценностная линия разлома, в основном, идет по линии "сторонники-противники нынешней власти". Если пытаться как-то локализовать политические взгляды на карте, то с некоторой натяжкой можно сказать, что минчане и жители больших городов в большей степени динамичны, больше – за Европу, меньше – за Россию, больше за демократию и рыночную экономику, чем консервативные жители деревень и малых городов. Вся змагарская тусовка, в основном, сконцентрирована в Минске, реже – в крупных городах типа Витебска. Но и то, по сравнению со свидомитами Украины, открытых змагаров здесь кот наплакал. В малых городах (до 50 тысяч человек) и сельской местности живет примерно 43% населения Беларуси, 57% – в крупных городах. Во взглядах этих людей есть определенная разница в политическом мировоззрении. А между, к примеру, шкловскими, оршанскими (Восточная Беларусь) сморгонскими или лидскими (Западная) она несущественна.
b
Город Гомель глазами полесского рэпера 6 разряда

Полесье — это юг Беларуси. Там город Гомель, заражённый радиацией, но обитаемый. Ещё есть старинные древнерусские города Пинск да Туров и деревни, что вокруг них и Гомеля. Брест с окрестностями — также Полесье. На Полесье живут, соответственно, полешуки, заочно назначенные белорусами. Полешуки собирают большие урожаи радиоактивного зерна, а также огурцов и клубники, которые чуркмены с превеликим удовольствием возят в Мацкву. В последнее время большее их количество шлют россиян нахуй и продают свои огурцы в Минске сами. Среди достопримечательностей — рыжие деревья на землях, что ближе к Чернобылю. Цивилизация отсутствует, зато есть болота, степь, говно и мутанты. Полешуки, впрочем, народ трудолюбивый и более подвижный, чем млявые северяне. Полесье — сплошь леса и болота, и потому в этом эпицентре европейской культуры были даже такие глухие места, жыхары которых за всю войну не видели фрицев.

b
Виды на Беларусь из интернета

Минск — бельёрусский Дэфолт Сыці. Вообще, про эту, как верно заметил Децл, большую деревню есть отдельная статья. Минчуки — народ культурно разнородный, ибо понаехало дохуя i трошкi. Помимо млекопитающих из ближнего зарубежья и трёх вышеозначенных областей, здесь много всяких других существ, особенно турков и китайцев. Турки и «лица кавказской национальности» приезжают за баблом и бабами, а китайцы высылают сюда студентов на обучение. Ещё есть строительные бригады каких-то загорелых узкоглазых ребят неопознанной национальности, вроде как туркменов. Все одинаковые ещё больше, чем китайцы; в среднем — по двадцать юнитов на бригаду.

Минск уныл, сер и чист. В Минске есть метро и национальная бульбиотека, похожая на бактериофаг, парки и скверы, где бухает быдло и спят бомжи, кладбище, где спят бомжи, и вокзал, где бомжам спать запрещают, а с марта 2010 года запретили и бухать. На улицах с бухлом тоже попадаться не рекомендуется: штраф — до восьми базовых величин (~ 100 у. е. с 1 апреля 2012), повторно — от 2 до 15 базовых величин. Если судить по свежей милицейской статистике, Минск — самый матерящийся город в стране.

«

Вы знаете, Минск — красивый, чистый город, а в остальном вы сами виноваты

»
— Жванецкий

Минск, Гродно, Бобруйск и прочие большие сёла… всего 112 штук.

Архитектура представляет собой весьма унылое зрелище, состоящее на 60% из безликих серых совковых коробочных зданий, на 30% из построек позднего лукашизма, на около 10% из построек времён ымперской оккупации и на около одного промилле из домиков и церквушечек времен позднего ВКЛ и Речи Посполитой. В общем, просто мекка для туристоты, решившей побаловать себя походом в заповедник социализма.

Причина — острый приступ прогрессивности у руководства страны в 1965 году, когда ради новостроя и дорог посносили исторические сараи восемнадцатого века в центрах городов. Короче, города превратились в стандартизированное совковое говно, а красно-колхозная пропаганда вещает нам, что это дедушка Алоизыч постарался, ага.

Менталітэт™

Основная статья: Белоруссия/Менталитет
Основная статья: Полкабана
Основная статья: Рабский менталитет
St.jpgВнимание!
Эта статья или раздел полны стереотипами чуть более, чем наполовину.
Скорее всего, это сделано исключительно для лулзов. Хотя если подумать
Butthurt.pngВнимание! Статья-детектор!
Одним из побочных эффектов от прочтения этой статьи является так называемый butthurt.
Если вы начнёте ощущать боль в нижней части спины, следует немедленно прекратить дальнейшее чтение и смириться с фактом, что вы — типичны памяркоуны бульбаш, или просто ня любице свой беларускі народ.

Нет у нас в стране никакого клада. Какого же хуя вам от нас надо?!

Всё белорусское самосознание

Мы, беларусы, мiрныя людзi…

Первая строка гимна

Мы, белорусы, по своей природе спокойны и неконфликтны, терпимы и необидчивы. Но понуждать нас и запугивать - бесперспективно, бесполезно и контрпродуктивно.

подчеркнул белорусский лидер

Беларусы не здаюцца, яны моўчки идуць у лес.

Прымаўка

А литвак тут чувэ, нох фар дер авейрэ.

Древняя еврейская поговорка.

Белорусы настолько рассудительные, что сначала ждут, а потом думают.

Злобы червь Иуду гложет, Мрачен облик униата. Всё никак забыть не может То, что русским был когда-то.

О свядомых особенностях.
Ментальнасць-сентыментальнасць
 
b
Magnify-clip.png
"Запах сельди" в Белоруссии
b
Magnify-clip.png
Даги на «дагов» обижаются, хохлы на «хохлов» обижаются, москали на «москалей» обижаются, а бульбаши? Перевод белорусскоязычного мужичка: (спойлер: «Слово не должно обижать, обижать должны какие-то действия человеческие. А слово, что оно слово? Говорят, что слово там убивает, ранит, но и возрождает, может быть, да? Ну всё ж надо, чтобы человек был мирный и добрый, а когда он сказал „бульбаш“… если я дзействіцельна (трасянка) бульбаш, на самом деле - это хорошо!»)

(спойлер: а змагары обижаются.)

b
Magnify-clip.png
Битва за палтары тысячы[2].
b
Magnify-clip.png
Давка за дешевым молоком.
b
Magnify-clip.png
В погоне за валютой
b
Magnify-clip.png
Музыку мне запили, или отношение белорусского гражданина к белорусскому менту. Встретимся в суде! Расстановка точек для интересующихся тут.

Читатель! Если у тебя есть желание получить общее представление о среднем уровне культуры подданых в благородном Королевстве Бульбингем, то кликай сюда. Он примерно соответствует уровню провинциального городка, что объясняется пассивностью народа и отсутствием личных амбиций, которые активно подавляются некими тайными силами, и тем, что все производимые революции, национально-освободительные восстания и другие активные действия если и были попытки, то оканчивались, чуть реже чем всегда, плачевно. Чтобы не сильно отрываться от мира, технологии импортируют из других стран. Из религий распространены православие, католичество. Из народных верований широко представлен похуизм. Многие белорусы являются воинствующими фанатиками данной религии, а некоторые — мучениками за веру.

«

Каждый в своей клетке мечтает о свободе. Каждый днями напролёт ебашит на заводе. Вечером спешит домой — на свиданье с ящиком, Вылупясь в экран как в что-то настоящее, Как в что-то дорогое Без чего нельзя. Так незаметно пролетают все его года. По выходным на даче или в гараже Он часто вспоминает о своей судьбе.

»
Ненависть, «Мёртвый город», 2007
Xleb.jpg

Менталитет белоруса сложился на границе двух христианских мировоззрений: польско-католического (высшая ценность справедливости, прагматизм, рационализм, критика светской власти, культура политического компромисса) и русско-православного (высшая ценность добра, энтузиазм, иррационализм, сакрализация государства, культура экстремальных условий и крайних решений). Как правило, оба ему чем-то симпатичны, но у него не работают, ибо создавались в других условиях для других задач. И что с этим делать, и к кому примыкать — непонятно.

Мировоззрение бульбашей сложилось в скромном достатке, подчас очень скромном. Само слово «бульбаш» первоначально было ничем иным как обзывательством, которым более богатые горожане троллили селюков (типа те такие бедные, что кроме картохи ничего не едят). Длительная бедность породила культуру бедности: «Пусть скудно, но стабильно. Земля и труд — вот наши ценности. Хлеб, соль — наше главное богатство.» Ресурсов мало, их нужно распределять на всех. Если у кого-то много, он должен подумать о тех, кому не хватает, так надо. Всё это можно было бы объяснить бытом сельской общины, если бы не ряд политических причин. Белорусы, так уж сложилось исторически, лет эдак 500 жили на перекрестке, по которому их соседи ходили друг к другу войной. В особо приятные периоды население сокращалось вдвое, и ничего поделать с этим не могло. Оставался один выход — терпеть, смекать и приспосабливаться. Трудиться и воспитывать детей надо при любой власти. Идея национального превосходства, понятное дело, как-то не сложилась. «Не выделяться» было уместно, вот белорусы и не выделялись: себя они идентифицировали как «тутэйшыя» (здешние, местные), что по сути значило «ни те, ни эти». И эта вынужденная логика не лишена смысла. Модель адаптации была проста: «Ждать пока зло пожрет себя» — зло потому и зло, что ничего не создаёт, не строит и себя не продолжает. А значит, не стоит пытаться изменить ситуацию прямо (в том числе протестом) — следует ждать, пока зло пожрет себя само, но при том создавать и совершенствовать альтернативу ему вокруг себя. В фольклоре это отложилось шуткой: «белорусы не здаюцца, яны моўчкi iдуць у лес».

Так уж сложилось исторически, белорусы жили при частой сменяемости власти. От поколения к поколению белорусы могли рассказывать как жилось «за польскім часам», как жилось «пры расейскам цару», «пры бальшавіках», и сравнивали, при ком было лучше. Всегда — не при сегодняшних, разумеется. Побеждали поляки — переделывали церкви в костёлы, побеждали русские — переделывали костёлы в церкви. Если для русского Ивана православие было исконным и глубоко русским, то белорусский Ясь видел политическую подоплеку этого вашего православия, различал «христианство по сути» и христианские конфессии и относился к ним соответственно, не забывая справлять языческие Каляды и Купалле и тайно посещать (в Минске вплоть до начала 20 века) капище.

b
Какой-то белорусский мужик рассуждает о политике.

Вкупе с городскими иудеями всё это породило культуру компромисса и терпимости, когда главной была не конфессия, не национальность и не идеология, а чтобы чалавек быў добры і мірны, и чтобы до реального жесткача не доходило. И сейчас белорусы смотрят на демократические майданы и воззвания к православно-братскому экстазу одинаково недоверчиво, понимая, что лозунги — это только лозунги, и что за ними стоят далеко не бескорыстные интересы. У белорусов намного меньше идеологических иллюзий, чем у их соседей по любую сторону границы — на все уже выработался иммунитет. Здесь реально на порядок меньше религиозных фанатиков и угоревших по политике, чем в соседней Рашке. Это недоверие и жизнь на перекрестке отразились в умении понимать мотивы, мышление и проблемы как большого, государствообразующего народа, так и малых. Профит регулярен: Бацька умело балансирует между поцреотической Рашкой и свидомой Украшкой, троллит морально разложившуюся Гейропу с позиции сурового деревенского мужика и холокоста, и говорит с россиянами на понятном для них языке.

Отпечаток деревенского, нищего, холопского, бесправного нацменьшинства породил с незапамятных времен миф, будто белорусы — эдакие «толерантные застабилы-терпилы», которых можно гнобить сколько угодно, они будут только приспосабливаться и еще упорнее работать, чтобы нести своему пану хлеб. Доля правды в этом немалая. Сами белорусы объясняют это тем, что это их отличительная национальная черта. Они «памяркоўныя» (машинный перевод — меркаванне = мнение, памяркоўны = живущий по общему мнению). Что такое памяркоўнасьць, существует целый срач на эту тему. Одни считают, что это слово нельзя перевести ни на один язык мира, другие утверждают, что это не столько толерантность и терпимость, сколько смесь приспособленчества и похуизма, приправленного холопским менталитетом. За время относительно сытого, дружбонародного, законосообразного послевоенного совка или глобализации 90-х ситуация сгладилась, но отголоски видны и слышны по сей день. С точки зрения самих белорусов, они:

Прижимистые. Накроют гостям стол, накормят, напоят, влёгкую возьмут на себя другие расходы, но про себя всё посчитают. Не ради профита, а просто от бедности. Ещё один лулз: посчитают в долларах, чему научены с 90-х неустойчивостью белорусского рубля. Удивляются, когда россияне удивляются их привычке любую валюту переводить в доллары, как и вопросу: «сколько это в баксах?». Зато белорусские школьники считают быстрее школьников соседних стран. Короче, не алчные, но стыдливо прижимистые. В России существует два вида безденежья: денег нет и денег вообще нет. В Беларуси существует третий: пора менять доллары.

Неумные. Поэтому грабли — любимый спортивный снаряд. Субъективные и плоские в своих рассуждениях, потому что всю жизнь глядят на мир из окна своего национального курятника (или большой деревни). При этом любят доказывать свою высокую образованость. Начитавшись технической документации к пылесосу, или книжонок опоциционных пейсателей, начинают проверять знания случайных людей, чтобы убедиться в том, что «все люди — безграмотное стадо». Судят об устройстве мира по ощущениям, на собственной жопе.

Бесхитростные. Не умеют хитрить и врать. И хотя врать приходится часто, но всё ж на лице написано. Как следствие, ценят искренность палятся, как дети. При этом, хотя белорус соблюдает все правила светского жеманного общения, он часто вообще не понимает, почему и зачем он это делает. В общении бесхитростность выражается изобилием матюков и междометий, нужных для выражения самых тонких ньюансов душевного общения.

Скользкие как мыло. Пролезут куда угодно, и исчезают так, будто их не было. Причина этого — боязнь или неумение отвечать за свои поступки.

Вялые (малоинициативные), как следствие — малоагрессивные и слабохарактерные по сравнению с соседями. Слишком долго терпят, слишком долго носят мысли в себе, «а можа так и трэба?», вместо того, чтобы прямо высказать или раздать вражине по щам, белорус скорее постарается подсидеть «эту суку» или спланированно выпилит её в назначенный момент. В результате — куботонны пиздюлей и говна, которые по цепочке достаются и подчинённым, и членам семьи, а иногда и случайным прохожим.


«

Решили провести тест: в темной комнате поставили табуретку, вбили гвоздь, чтобы торчал острой частью вверх, и по очереди посадили на эту табуретку русского, украинца и белоруса. Русский сел на гвоздь, вскочил и давай матом ругаться. Украинец сел на гвоздь, вскочил, выругался громче русского, выдрал гвоздь и положил в карман. Белорус сел на гвоздь, почувствовал боль, ничего не сказал и подумал: «А можа, так i трэба

»

Обратная сторона — и физически, и морально белорусы терпеть могут намного дольше, а категорически принятые решения воплощают с неожиданной даже для самих себя настойчивостью и выносливостью, какая ни русским, ни хохлам, ни полякам не снилась.

«

Фашисты повесили украинца, русского и белоруса. Пришли партизаны, начали снимать тела, смотрят — а белорус-то живой! Партизаны спрашивают: — Парень, ты как живой-то остался? — Спачатку шыю штосьцi здавiла моцна-моцна, а потым нiчога… прыцярпеўся… (Альтернативный вариант: — Я цярпеў!)

»
Nuff said
Это не тёлка с накрашенными губами, а беловежский зубр, спокойно проживающий в глухом заболоченном зимнем лесу, внеполитический символ республики и народа.
Мы, беларусы, мiрныя людзi…

Каноничный пример — это Ляписы, сначала уныло говневшие в почти полной безвестности в конце девяностых по середину нулевых в амплуа попсовой групёшки провинциального уровня. Затем Михалок неожиданно бросил пить и баловаться веществами, из пузатого мужичка к которому привыкли сделал себе тело Аполлона, начал реально думать и изменил себя на все 100%, начав вкладывать ВСЕ силы и способности в то, во что они действительно верит. ИЧСХ, Ляписы легко переплюнули говнорокерские команды из змагарской тусовки, безраздельно господствовавшие в умах белорусской молодёжи в девяностые и нулевые, теперь стали кумирами свободномыслящей молодежи для шестой части суши со времен Цоя. Или Серега, укро-германо-российский гастарбайтер (также переселившийся в тело Аполлона), ставший одним из королей русского рэпа. Талантливый, амбициозный и по умолчанию терпеливый белорус — жесточайшая сила. И лучший пример — это не приходящий на ум царствующий агрофюрер, хотя он и достоин упоминания, пробившийся «из грязи в князи», а некто Константин Мицкевич, сын лесника, деревенский учитель, профсоюзный деятель, зэк, солдат, белорусский поэт #2 и народный писатель #1, Шолохов и Горький в одном лице. Живописал беларускую ментальнасць сваяго часу, хварэў воспалением лёгких 26 раз и умер за рабочим столом. Nuff said. Строго говоря, мужской половой личинке белоруса для здоровой жизни достаточно и необходимо сделать две вещи: учиться быть умнее и принять близко к сердцу песню Ляписов «Маешь яйцы?», смысл которой явствует из самого названия. Фундаментальная любовь к окружающим людям, без которой любое добро — зло, очень часто у белоруса есть, но к ней остро не хватает знаний и того самого внутреннего стержня, которые только и делают благое пожелание добром.

Ищут компромисс, часто переходящий в соглашательство даже с полными уёбками. Пробуют не наломать дров, чтоб и вашим, и нашим, и никто сильно не обиделся, а в итоге — полный пиздец и жизнь по течению.

Ошибки неизбежны, и их надо не нагнетать, а решать, идти на уступки и компромиссы.

Бацька

Пассивное давление коллектива и его полная не-поддержка личной инициативы — ещё одна национальная фишка

«

Мужик попал в ад. Ведут его мимо чанов, где люди в кипятке сидят. Один чан накрыт крышкой и камнем придавлен, а другой — открыт. Мужик интересуется: — Кто в закрытом чане? — Евреи. — А в открытом? — Белорусы. — А почему дискриминация такая? — Если один еврей вылезет, он и остальных за собой потянет. А если белорус вылезет, так его остальные обратно втащат.

»
— Анекдот о себе
b
Заебись отдохнули.
b
Судьба и мысли типичного белоруса от белорусских металлистов. «Боль за страну, народ, за душу нации».

Имеют пониженный порог чувства справедливости, жалости и личной обиды вследствие регулярной подавленности. Обратная сторона — приступы гнева (тоже вялого), в состоянии которого способны и взять, и уебать. При употреблении спиртных напитков у них ВНЕЗАПНО открываются все чакры и они начинают делать какую-нибудь абсолютно бессмысленную, но очень динамичную хуйню. Белорусская свадьба\бухалово на природе — это всегда трэш с умопомрачительными хуеприключениями, иногда c мордобоем и\или обнаружением себя в абсолютно тёмном подвале\среди леса поутру. Охуенно расслабились. Белорусское быдло — живой пример холопского менталитета, когда холопы боятся властей предержащих, но друг с другом разговаривают, храбро матерясь и посылая нахуй, ничуть не боясь получить за это кулаком в лицо. Удивляются, когда узнают, что это что-то плохое и не норма у других народов. Уважение к правам и свободе личности считается нелепой бессмыслицей.

Слишком много пьют. Увы, традиция. Вопрос «зачем ты много пьёшь» является наглым нарушением компетенции и административно наказуемым деянием, поэтому на вопрошающего смотрят как на психа и с позором изгоняют из общества уважаемых людей.

Завистливые. Меряются хуями или обсуждают, кто живёт беднее. На обсуждение чужих недостатков тратят в совокупности 99,9% своей жизни.

Смешивают личное и должностное. Широко практикуется своячество и кумовство, конечно, не такое, как в Средней Азии, но значительно более хрестоматийное, чем в Москве: из двух девок на работу по блату возьмут не ту, у которой грудь 4-го размера, а ту, у которой батька из соседней деревни и свой в доску. Как следствие, личные отношения и любовь рассматриваются как средство повышения социального статуса и формы власти.

Панически подозрительные — впадают в жесточайший баттхёрт при незначительном отрыве от шаблонов. Подойти к белорусику с вопросом можно, только сделав дебильно-доверительную улыбку, иначе тот выкладывает в штанах высокую стену из кирпичей.

Становятся Суровыми и Беспощадными, взявшись за дело. Для белоруса дело и превозмогание — синонимы (причем в самом прямом смысле — «стараться» по-белорусски будет «намагацца», чувствуете параллели?), потому если взялись что-то делать, то сделают даже ценой максимального геморроя себе и окружающим (перерубание кабеля во время строительных работ — золотое правило настоящего сурового работяги). Если день проходит без ЧП, день считается удачным.

Однако, при всём вышеназванном белорусы значительно приятнее в общении, чем любые из своих соседей, и доказательство тому то, что белорусы знают о самих себе больше анекдотов, чем все их соседи вместе взятые. Ни хохлы, ни москали не слагают о белорусах смищных шюток, просто потому что не нужно. Иногда встречаются глубоко интеллектуальные укры, которых хлебом не корми — дай пошутить про Бацьку, диктатуру и совок. На такое ответ один: лучше жить в заповеднике социализма, чем в заказнике секс-туризма. Хохлоболь гарантирована.

Из преимуществ:

Изобретательные: жопоболь на выдумки хитра. Где хохол прошёл, там еврею делать нечего, а белорус что-нибудь полезное да обнаружит. Гнать спирт из говна научились именно белорусские партизаны, инфа 100%. Или, например, порвав высоковольтный кабель, по-быстрому скрутить его зубами, под восторженными взглядами поцонов.

Радушные, готовые помочь — не за деньги (хотя от пузыря или батла пива не откажутся), а в трудной ситуации — и вовсе за спасибо. Если попросить, то отдадут последнее. Для молодёжи такое радушие характерно в меньшей степени — капитализм и рынок, хуле; но по сравнению с циничной молодёжью Рашки, Поляшки или Украшки они однозначно этим выделяются.

Belaruskiepartizany.jpg

Мрачноватые оптимисты, с виду часто как жопоголики. Но руки не опускают, даже когда уверены, что исход будет весьма и весьма плохим. Это обратная сторона упомянутого выше «А можа так i трэба?». Пример.

Любители дудки — внезапно, да? По приезде в Рашку белорус кратковременно, но очень часто становится большим ценителем безалкогольных вечеринок — похмелья нет и расслабляет сильнее. В 90-е за любые наркотики карали быстро и решительно, поэтому 99% местной молодежи и травы-то не видело, не то что плана. Так что угощайте белорусов травой и любуйтесь их детскому восторгу! Только на остальное не подсаживайте, не нужно.

b
Приезжай к нам, поебемся.

Не склонны к национализму. В отличии от укров, москалей, пшеков и приебалтов белорусы реально самые терпимые к другим народам. Всякие нигры, индусы, арабы и иранцы чувствуют себя спокойно. Опять же так сложилось исторически. Советский «интернационализм» был воспринят белорусами как что-то логичное, потому что квасной патриотизм здесь никогда не был популярен. Церковь, костел и синагога, татарская мечеть всегда стояли (местами до сих пор такой уклад сохранился) на одной площади любого мало-мальски приличного города и мирно соседствовали. Потому города и местечки здесь всегда были еврейско-польско-русскими, а польский, чуть позже — русский языки считались городскими языками. На белорусском языке говорили только в деревне, либо гуманитарные элиты. Многие минчане и теперь считают говорить с белорусским акцентом чем-то постыдным и провинциальным. После обретения независимости, глядя на своих фашиствующих соседей, белорусы охуевали и не понимали, зачем так делать. Ругали Беловежские соглашения, не понимали зачем нужна такая незалежнасць и почему нужно гордиться тем, что ты родился белорусом. Это ж гребаная случайность, блеать! Ты же не гордишься тем, что ты брюнет с карими глазами!? Белорусы единственные отказались от политики национального возбуждения, уравняли русский язык в правах с национальным языком и изменили национальные символы на слегка измененные символы БССР. Есть мнение, что именно это помешало белорусам стать полноценной нацией, которой они так и не стали, и если все таки заменить флаг, герб, гимн, то все они резко станут сознательными гражданами одной страны. А цимес в том, что на первый взгляд гражданское самосознание «мы граждане» и национальное «мы нация» это одно и то же: если граждан нет, то и нации нет. Граждане составляют нацию. Но не наоборот. Противоречивая суть белорусского самосознания в том, что нация есть, а граждан нет, такие дела. И от избыточного национализма и смены флага они не появятся.

Еще один лулз — белорусы за рубежом практически не имеют своих диаспор и общин. Держатся обычно либо с украинцами либо с русскими, либо сливаются с коренным народом (например — американцами). Во времена совка в армейке были так называемые «землячества». Кто служил, тот помнит, что это такое. Особенно сильны чеченские, грузинские, дагестанские, среднеазиатские, украинские, прибалтийские, русские. Но белорусского землячества в войсках было тогда трудно найти. Белорусы присоединялись или к украинцам, или к русским. Это же явление очень ярко проявляется и за границей. Если взять Нью-Йорк, или Чикаго, то там много кварталов разных этносов, много храмов, банков, магазинов этих народов. Есть русские районы, есть украинские, польские, еврейские, но нет белорусских. Дети, родившиеся в Соединенных Штатах, чувствуют себя не столько американцами, сколько украинцами, если родители украинцы, или поляками, если родители поляки, или евреями, если родители евреи. В среде белорусов такое явление крайне редкое. Если родители приехали в США около 50 лет назад, то дети вряд ли знают белорусский язык, уже не говоря о внуках.

Но при этом умеренно свядомые. У белорусов есть одно важное отличие от украинцев — по части свидомости. У белорусов, как ни странно, она тоже есть, но они ею, как правило, не выёбываются, читай пункт выше. В подавляющем числе белорусы просто не любят подобных разговоров, считая их бесполезными в жизни и потому бессмысленными. Идея свядомасти как таковая есть, но в массовом сознании она не прижилась, многие белорусы, особенно молодые, вообще о ней не знают, либо делают вид что не знают. Тем не менее за более чем 20 лет жизни в независимой стране белорус четко различает что Беларусь и Россия таки разные государства. Если хохол готов зубами в глотку вцепиться оппоненту из россиян, посмевшему в разговоре отождествить «файну Украйину» с Россией, мол, одна херня, то белорус скорее всего огорчится, что его собеседник оказался такой мудак, промолчит с улыбкой на лице и в прения вступать не станет. Изредка попадаются исключения, которые лишь подтверждают правило. Для жителей России: высказывание «белорусы и русские один народ» белоруса с большой вероятностью обидит, потому что в его мозгу запускается цепочка: «значит народа белорусы нет, страны и языка быть не должно», — чего ты, россиянин, скорее всего не имел ввиду. Ради лулзов белорус может спросить: «как же тогда называется этот один народ?». Но при всём этом он с очень большой вероятностью согласится, если то же самое сказать другими словами: «мы люди одной культуры».

Национальные символы

Флаг и герб

Символика «змагарская»…
… и «лукашэнкаўская». Feel the difference.

Новые — приняты в 1995 году и представляют собой размолотосерпование сталинских (1951) прототипов, и, вопреки риторике тёмных лукашистов, никакой «партизанской истории» за собой не имеет. Флаг также известен как «закат над болотом (со следом от трактора или с решёткой на запад)» или просто «ковёр». По некоторым мнениям особо авторитетных змагаров «решётка», на самом деле являющаяся белорусским национальным орнаментом, символизирует закат, то есть смерть и переход в другой мир, что навевает соответствующие ассоциации. Справедливо говоря, мнения эти не из пустого места растут: существовал обычай вывешивать ручнік из окна одним концом наружу, чтобы он развевался на ветру, как флаг. И, как вы думаете, в каком случае? Правильно — когда кто-то из жильцов прымаў веравызнанне прарока Мухамада. Ручнік же преследовал цель предупредить путешественника, что гасцінныя гаспадары были бы, конечно, не прочь принять гостя, но у них, к сожалению, траур, и вообще тело нябожчыка надо куда-то деть. Обретя знание об этом факте, можно извлечь куда больше лулзов из обычного рассматривания бульбингемских административных зданий, над которыми гордо реют полотнища с орнаментом.
Герб куда эпичнее. Если не приглядываться, то можно без труда спутать его с погребальным венком. На лентах венка написан следующий текст: «РЭСПУБЛІКА БЕЛАРУСЬ», что символизирует.

Старые — герб «Погоня» и бело-красно-белый флаг. В настоящее время являются основной символикой змагарызма и оппозиции. Герб имеет второе название «Съёбка» и «Белая горячка», а изображен на нём типичный индоевропейский всадник, конкретно расовый литовский Витис. То есть фактически это именно копия литовского герба, и хотя «Витис», по мнению змагаров является калькой с русского «Витязь», их мнение легко опровергается одним просто вопросом: а на гербе какого княжества Руси до ВКЛ была изображена Погоня? Правильный ответ: Московского. Тем не менее, ныне Погоня является исторической культурной ценностью Беларуси и присутствует на гербах нескольких белорусских городов. Флаг придуман поляком Клавдием Дуж-Душевским, от упоминая чего у змагаров свербит. Впрочем, пруфов «полонности» Дуж-Душевского сторонники нынешней символики не приводят, и неспроста: оных попросту нет (а польская педивикия и вовсе обозвала его «białorusęm», что для цепляющихся за каждую историческкую персоналию пшеков нехарактерно. Но всегда можно добавить, что он был социалистом, от чего у змагаров таксама свербит не меньше). Обычно участники разных сторон баррикад бульбосрача достаточно тупы, чтобы не проверять поступающую в их моск информацию, так что данным набросом можно пользоваться без зазрения совести, но на еду можете не рассчитывать — змагары выработали иммунитет и при вбросе легко сбрасывают маску демократического борца за истину и делают тварык цаглінкай, заявляя, что «вы так кажаце, нібыта гэта нешта дрэннае». Бело-красно-белый флаг почётно носит названия «использованная прокладка», из-за чего прокладками в байнете кличут и самих змагаров. Прокладка была безо всяких референдумов принята с получением независимости в 1991 году и отменена по итогам народного, демократического референдума 1995 года. Упоминание того, что это было народное волеизъявление, в 95% случаев вызывает у змагаров анальную агонию, близкую к настоящей предсмертной истерике, в состоянии которой они чаще всего кричат, что был референдум фальсифицирован\выигран, оппонент — несьвядомое быдло, а символы взяты у БНР, представители которой, в свою очередь, срисовали их с символики ВКЛ — но мы-то знаем. Во время Вялікай Айчыннай использовались белорусскими полицаями(1)(2) и антисоветскими партизанами, что ничуть не добавило ему народной любви. При этом Василь Быков, пейсатель, националист и ветеран, на это резонно возразил, мол, полицаи также и штаны носили, что же, штаны не носить? Но штаны не символ, а флаг не разрисованная тряпка, но подразумеваемый смысл. Свастика — куда более древний и распространённый белорусский символ, но предлагать повесить его как герб государства после известных событий вряд ли будет умно. Для противников это символы независимости на бумаге, независимости под кайзером/Гитлером и независимости от здравого смысла.

b
Попытка высрать из себя третью силу. Что характерно, рецензия на Белсате гласит, что это клип о партизанстве против нацистов и коммунистов, но попробуйте найти тут хоть одно упоминание нациков. Внимание вопрос: кто это жрёт?

Подобное было и в Рашке в 90-е годы: коммуняки, составляющие большинство в Госдуре, попытались заменить бело-сине-красный триколор на красный кумач под тем предлогом, что под триколором воевали власовцы. Что это была постанова, понятно всем, но дело не в этом. Проблема, как понятно, не столько в белой-красной-белой полосках, а в отношении к истории, которое за ними лежит. Кошерный змагар никогда не признает большевиков легитимной властью, для него это равнозначно а) признанию нелегитимной БНР б) легитимации Бацьки, который пидорнул символы змагаров и как бы социалист и наследник совка. Поэтому в вопросе о войне им остаётся встать на сторону наци-анальных военов, либо, что еще смешнее, попытаться изобразить «третью силу» между фашизмом и социализмом. То есть для змагара этот сцяг всегда антилукашенковский и антибольшевистский, пусть даже фашистский — фашизм можно немножко оправдать. Офисная крыса может и равнодушна к такому раскладу, но по-честному это уже не шутки. От оправдания фашизма до фашизма — один шаг.

BlrFlagHistory.jpg

Практичная немчура использовала флаги государств для обозначения национальных формирований в армии, поэтому норвежские нацисты воевали под норвежским флагом, бельгийские под бельгийским, а французские под знаменем Великой Французской революции. И если в Европе всем как-то похуй, то в бывшем совке аргумент «ветераны против» принял форму заклинания, как всегда, только от плохой памяти и незнания вопроса: бело-красно-белый флаг никогда не был национальным. Змагары как современные художники назвали его национальным, а кто не верит — тот москаль. Поэтому-то народу плевать на него и не всё равно как в Еўропе. Для нормальной жизни хватит хорошо знать историю средневековья, а вешать феодальные символы просто потому что их любят долбоёбы нужды нет.

Если отклониться от идеологии и рассмотреть сегодняшнее положение бел-чырвона-белай тканіны в обществе — все грустно. Немногочисленные опросы показывают эстетическую любовь некоторых слоев населения к флагу (пруф). За открытую демонстрацию вполне можно получить билет до ближайшего обезьянника, и это не шутки, несмотря на то, что официально флаг никто не запрещал. Менты скромно оправдывают свои действия тем, что якобы законодательством в Белорашке запрещено использовать «незарегистрированные символы на массовых мероприятиях», но памяркоўны бульбаш прекрасно осведомлен, что под «незарегистрированный символ» и «массовое мероприятие» дядя-милиционер может подвести что угодно, благо такая практика «подведения» в Сінявокай давно существует. Лемминги-змагары считают национальным спортом выебываться красивым флажком, пока никто не видит, чтобы закошериться среди друзьяшек. Понятное дело, что от такого мнение общественности о флаге и о подобной политической альтернативе лукашизму в целом складывается не самое лучшее. Помимо местных властей, бело-красной-белый флажок ой как не любят некоторые другие слои населения, то есть ненавистников у него тоже хватает — среди них водятся как местные совкофаги, так и российские монархисты и даже интеллектуальные российские националисты. Впрочем, флажок очень нравится полякам, и они даже не стесняются в Варшаве устраивать иллюминации в его цветовой гамме в день солидарности с Беларусью (опять же пруф). А еще бело-красно-белая тканіна -- это символ Святой Троицы, поэтому не только у змагароў, но бело-красно-белые полосы и на праздничных одеяниях иерархов православной церкви.

Гимн

«

Мы беларусы, мірныя людзі!

»
— Первая строка гимна
b
Без этой песни раздел не имеет смысла читать.

Как и флаг с гербом, тоже сделан из гимна БССРовского. Интересно, что белорусское правительство (в отличие от российского) прекрасно понимает, что народ без применения особой мотивации выучить гимн не способен. Поэтому гимн по государственным каналам на белорусском ТВ всегда крутится в сопровождении караоке. Крутится часто, но отменять караоке не спешат. Все белорусские каналы и даже полуроссийские Рашки («НТВ-Беларусь», например) каждый день оканчивают своё вещание таким караоке в два часа ночи. Начинается эфир в 6:00 с этого же караоке. Если кто-то из школьников не выучил гимн, а рассказывать приходится, то он, сделав умные глаза, читает текст с первого попавшегося на глаза объекта. Ну, а если внутри черепной коробки у школьника полнейший вакуум, то последней надеждой для него становится его дзённік (дневник!). На форзаце этого псевдодокумента напечатана заботливо разработанная самая беспалевная шпаргалка. Алсо, за коверканье гимна можно получить довольно-таки неплохой штраф, проверено.

История возникновения гимна тоже интересна. После развала совка в стране наступил лютый пиздец, и всем было не до гимна. На протяжении нескольких лет просто играли музыку старого БССРовского гимна без слов. Затем к власти пришел Батька и начал наводить порядок. Дошло дело и до гимна, но просто так поменять его было не интересно, поэтому в стране провели всенародное телефонное голосование, проведенное в лучших белорусских традициях. В час «ЧЭ» по зомбоящику прокрутили пять вариантов гимна и предложили зрителям выбрать понравившийся. Варианты 3, 4 и 5 использовали старую совковую музыку и отличались только словами, в то время как первые два варианта имели свою собственную музыку. В результате победил вариант номер 2, но власть сказала, что все дураки, ничего не понимают и вообще голосовали за музыку, а не слова (толика правды в этом есть, так как во время голосования гимны крутили без караоке, неразборчивые слова на слух воспринимались плохо, а тексты гимнов в газетах читали немногие). Да и никто не обещал, что гимн будет выбран по результатам голосования, комиссия хотела только посоветоваться с народом, но решение принять своё (в лучших традициях «Мы тут посовещались, и Я решил…»). В результате, голоса за третий, четвёртый и пятый вариант сложили вместе, и эта сумма перевесила победивший вариант номер два. Затем из трёх гимнов на «совковую» музыку был выбран тот, за который отдали больше голосов. Если музычка гимна еще ничего, то текст говно во время великого поста.

Светлана Алексиевич

ЧСХ, родилась на западе Украины. Лауреат Шнобелевской Нобелевской премии по литературе за 2015 год. Первая грамадзянка Беларусі, палучывшая этат медаль. Nuff said.

Политика

Основная статья: Белоруссия/Политика

Внешняя политика

Россия

b
По сути прав. И с Рашкой нельзя, и без Рашки нельзя.
«

Директивное распределение кредита в экономике и есть основное направление правящей верхушки. Это можно квалифицировать как мошенничество в государственном масштабе. Взять кредит без согласия общества, потратить его без контроля общества, и повесить расплату по кредиту на всё общество. При этом выгоду от кредита получат те, кто ближе к кормушке оказался, а расплачиваться будут все уже сейчас, своим недополученным доходом, увеличенным расходом, снижением своего жизненного уровня и своих потомков и повышением жизненного уровня управленцев, их родственников и их потомков.

»
Весь смысл

Зависят от субъективного восприятия населения, которые близко к сердцу воспринимают слова любимого Александра Колхозного, который не прочь потрепаться о мелочах жизни. Но в целом очень добрые и нежные. Россия, дабы не вызвать в мировом сообществе бурление говн, вполне себе цивилизованно скупает Бульбингем по частям под аплодисменты бацькиного элехтората (они-то уверены, что у бацьки всё под контролем, и что это россияки-дураки ничего не понимают в ведении дел). Также Россия уже который раз пытается пиздануть Лукашенку по голове нефтяной\газовой трубой. Пиздит, пиздит, труба погнулась, а Лукашенко всё такой же смелы и чэсны. Алсо, сраная Рашка составляет почти что половину внешней торговли Великой Беларуси, что ставит в некоторую зависимость, совсем немножечко.

Польша и Литва

Польша и Литва в ЕС, наверху всё предсказуемо: вялотекущие срачи и фап змагаров на ЕС. Но, т.к. это ближайшие соседи этой (не той) страны, то отношения между странами заслуживают особо раздела. Польша для Беларуси, что Финляндия для России. Так уж получилось, что за 20 лет существования, страна так и не смогла выйти из совкового прошлого, т.к. кое-чьими намерениями там остается. Усугубилось положение жэстчайшим кризисом, с 300% девальвацией. Доходы в стране существенно снизились, а расходы увеличились. Как результат на европейском уровне оказались только цены, даже на самые необходимые товары. У белорусов появилась новая традиция на новый год сметать прилавки супермаркетов пограничных польских и литовских городов, в основном Белостока и Вильнюса. Притом скупают все, вплоть до туалетной бумаги (пруф). Это доставляет лютый бугурт белорусскому батьке. Впрочем, это не мешает ему достраивать очередной дворец независимости по совковому образцу, который типо призван повышать имидж страны (только, если в Африке). Но вместо того, чтобы делать выводы, начинается очередное закручивание гаек. Появились намерения ввести налог в 100 баксов на выезд за границу. Но ещё только разговоры. Но и белорусы тоже могут кое-что предоставить тем же полякам. А именно сливают бензин, который достаётся от сраной Рашки пока за полцены. Несмотря на все ухищрения таможни, в Гродно и Бресте на этом зарабатывают к пенсии вполне нормальные деньги. Таким образом, пока политики покидывают друг в друга какашками, люди сотрудничают.

Европа и США

b
Бацька беспощадно разрывает моск британскому журналисту.
«

Я устал быть президентом. Коронация в четверг

»
Очень старый анегдот

Если спросить у какого-нибудь жителя европ, кроме Польши или Прибалтики (эти не забывают и не прощают), где находится Беларусь, то возможны два варианта ответа:

  1. Что бля? Какой ещё … ?? Вы чё прикалываетесь? Не прикалываетесь? Есть такая страна? Серьёзно? В центре Европы? Разве там ещё осталось место? Да идите нахуй вы со своими розыгрышами!
  2. Хммм… Ну, я думаю, что гипотетически административная область с таким названием может находиться где-то на северо-западе Российской Федерации. Может быть, это где-то между Карелией и Москвой? Нет? Хммм? Ну, тогда это область где-то под Смоленском. Уже теплее? ЗАПАДНЕЕ РОССИИ???! Но западнее уже Евросоюз! Думаю, что вы врёте. Если бы страна с таким нелепым названием входила в Евросоюз, то я бы непременно об этом знал.

И это не шутки — в этих ваших европах только верхушке власти и людям связанным с работой за границами страны известно, что существует такая страна, да не где-нибудь рядом с Гондурасом, а прям у цэнтры Яўропы, поскольку там отсуствует нормальное образование и если человек невежественен - это не вызывает ни у кого удивления. Вопреки распостранённому заблуждению, еўрапейцы не испытывают какой-то жгучей ненависти к усатому диктатору, вместо этого есть лишь презрение к наглости и колхозности последнего, ну и, конечно, эльфийское сочувствие бестолковому, запуганному и жаждущему свободы населению вайсрусслянда. Но обеспечить батьке судьбу Саддама весьма проблематично, ибо Рашка не одобрит. Ну что ж… Остаётся ждать, пока Грыгорыч заебёт и Рашку, и, судя по всему, ждать осталось недолго. О том, что судьбу Саддама разделит и население страны, конечно, жаждущим разворовать наследие Совка в Белорашке как обычно.

Прочие страны

b
Бацька и труселя

С 19 марта 2009 года Республика Гондурас в одностороннем порядке приняла решение об отмене визового режима для граждан Республики Беларусь, совершающих поездки по обычным паспортам, и это кагбэ говорит нам, что Гондурасом таки назвали ту страну.

С недавнего времени Беларусь тесными узами связана с Венесуэлой. В то время как друг Уго неудержимо скупал оставшиеся в Белоруссии после распада Совка советские же вундервафли (за что и поплатился), друг Алекс тихо и без лишнего шума качает себе сотни нефти. На самом деле, и здесь Солнцеподобный продемонстрировал все прелести заочного образования в знании экономики. Ибо везти венесуэльскую нефть через полмира, а не продать её тут же на месте — демонстрация подхода сугубо хрущёвского целинника, получавшего зарплату зерном, с которым не знал, что делать (на самом деле поставка из Венесуэлы была только одна (через трубопровод Одесса-Броды), типа чисто показать Рашке, что "мы и так могем", но в остальном Бацька поступил вполне по капиталистически - выкаченные сотни нефти продаются в ньюйорке, лондОне и во всяких китайских тайванях на спотовых рынках, а за вырученные баблосы закупается(опять же на спотовом рынке) уже рашкинская нефть, идущая своим ходом по тем же самым трубопроводам что и раньше). Хотя кто знает, возможно, Уго бы обиделся, если бы его нефть так цинично продали его же врагам, причём в его же стране. Правда, сам он невозбранно поставлял/потсавляет амерам 13% нефтяного импорта оных — или половину собственной добычи, ибо политика политикой, а баблос баблосом.

А пару лет назад Бацька в очередной раз продемонстрировал свою самостийность, приютив беглого президента Киргизии Курманбека Бакиева, которого скинуло внезапно возбурлившее быдло. Отогретый белорусским самогоном Курманбек внезапно решил, что он ещё торт, о чём и заявил через зомбоящик. Судя по бурлению в интернетах, порадовались в связи с этим как сами киргизы, так и их соседи, уже списавшие того в утиль.

Внутренняя политика

Команда Бацьки altogether
Основная статья: Жесточайше
b
Бацька: "Лучше быть диктатором, чем голубым"

Курс внутренней политики заложен на похуистических убеждениях белорусского быдла, коего в Бульбингеме дохуя. Или, строго говоря, поддерживается за счет ментальности большинства носиления, которое позиционирует себя как элиту. Непрерывно идет борьба с диссидентами, коих колхозное быдло боится и нежно называет убогими и недоразвитыми. Решительно покончено с вшивой интеллигенцией и прочими чуждыми авторитарному государству элементами.